Алтай-2018. Плато Укок

Золотая осень - время года для творчества, поэзии и вдохновения. Любители природы, фотографии, живописи и остальных видов искусств выбираются в отдалённые места, чтобы запечатлеть и попытаться потом передать свои чувства. Кто-то идёт в ближайший парк, сквер или усадьбу. Другим же этого мало, и они летят за несколько часовых поясов от дома, дабы увидеть все стадии золотой осени — от ещё почти зелёных и крепких листиков до потемневших коричневых и едва держащихся на полуголых ветках. Мы как раз про второй тип искателей приключений. Так мы оказались в велопоходе по Алтаю.

Первоначальный план маршрута предполагал, что мы проедем около 800 километров, но уже в процессе езды стало ясно,что слегка переоценили собственные силы, особенно когда речь заходила о подъёмах на ледники. И вправду, у нас был не один ледник на осмотр, поэтому лишний можно из плана выкинуть, сэкономив силы на прочее. Получилось в итоге как-то так. Реальная дистанция вышла около 600 с лишним километров, что мне хватило минимум на год вперёд - там много за раз я на велике ещё никогда не проезжал. 

На Алтае я был впервые, если не считать мимолётного проезда в машине по Чуйскому тракту во время путешествия в Монголию несколько лет назад. Сказать, что он популярен у туристов - ничего не сказать, они там встречаются постоянно. Но сейчас туристический сезон подходил к концу, ночью был минус, местами бодрый минус, особенно в горах. Терпеть непогоду готовы не все, поэтому мы там были из туристов почти в гордом одиночестве, лишь пару раз нам встречался велосипедист-одиночка, бросивший вызов холодам и стихии один на один.

Концептуально маршрут состоял из трёх больших частей: Плато Укок, радиалки по интересным местам вдоль Чуйского тракта и дорога до Телецкого озера. Иной предложил бы воспользоваться автотранспортом - и в самом деле, зачем проезжать по 60-100 км в день по асфальтированной дороге и тратить на это кучу времени, если на машине можно было бы быстрее перебираться от одного места с радиалками до следующего. Но, во-первых, далеко не везде асфальт, и во-вторых, не каждая даже подготовленная к бездорожью машина проедет по неасфальтированным горным и болотистым участкам. Иная крайность - пройти пешком, потому как мобильность будет выше, но встаёт другая проблема - преодоление больших расстояний между достопримечательностями, которые здесь могут быть разбросаны в сотнях километров друг от друга. Поэтому здесь велик являлся удачным компромиссом.

«Ещё совсем недавно был поход по Байкалу, и вот наконец-то вновь на природу, но теперь с великом», - с такими мыслями я прибыл на двухэтажном аэроэкспрессе в аэропорт Домодедово. Перелётов в этом году было много, поэтому обстановка была столь привычной, что уже чувствовал себя в предстартовой суете как дома. Со мной был друг, и мы оба были с поклажей, так как пёрли на себе велики и велорюкзаки. После досмотра встретились с ещё одним нашим товарищем — Андреем, уже не раз составлявшим нам компанию в походах, и теперь мы были в полном составе, хоть и летели разными рейсами. Оказалось, что авиакомпания S7, несмотря на свою хорошую репутацию и раскрученность бренда, задержала-таки рейс на пару часов, из-за чего нам пришлось куковать в аэропорту до поздней ночи. Тем временем, Андрей уже рассекал серебристым крылом аэробуса "Уральских авиалиний" воздушное пространство где-то посередине маршрута до Барнаула. Утром мы встретились в аэропорту прилёта, получили багаж, встретились с нашем водителем Виктором, который помог погрузить всё в белую пассажирскую газель, и тронулись в путь. Впереди было 12 часов долгой, изнурительной, выматывающей в прямом и переносном смысле слова, но красивой дороги.

Дорога до Кош-Агача прошла в полудрёме. Разница во времени давала о себе знать. Иногда накрапывал дождик и вся дорога превращалась в одно большое сплошное зеркало, рассекаемое частыми встречными машинами. Монотонность дороги изредка прерывалась остановками у магазинов и кафе - ведь мы продукты из Москвы не везли, а должны были закупиться всем по пути. На Чуйском тракте с этим проблем никаких: всю территорию захватил бренд "Мария-Ра", что-то вроде нашей "Пятёрочки", где был полный выбор всего и на любой вкус, так что закупиться провизией не составляло труда, причём подобные магазины находились практически в любом посёлке, независимо от его размера и численности населения. Другие остановки делались для заправки топливом. Наша газель была интересной в этом плане: у неё на борту было сразу две топливных системы - газовая и бензиновая. То есть, сначала мы заправлялись на газовой заправке, а через несколько часов езды заехали на другую заправку и залили бензин. Впервые вижу такую систему. Из-за задержки нашего рейса и позднего прибытия самолёта мы в график не укладывались. На улице уже сильно стемнело, и наиболее интересные горные серпантины мы проезжали уже по сумеркам и полной темноте. В Кош-Агач прибыли где-то к часу ночи. Но ложиться спать было не суждено: у нас ещё не были собраны велики. Пока собрали, пока перепаковали друг другу вещи для равного веса - вот уже и три часа ночи, а вставать надо в 6 утра - в 6:30 уже выезд на Буханке в сторону Плато Укок. С этими мыслями и заснули в гостевом доме "Кош-Агач". Забегая вперёд, мы сюда ещё вернёмся, прям в этот же номер.

Когда прозвенел будильник и был включён свет, буханка за окном уже стояла, это за нами приехал Бирджан. Водитель был казах, и он довольно неплохо говорил по-русски. Вспоминая нашу "Монголию", Серёга шутил, что здесь и в Монголии в буханке обязательно должен быть водитель-казах, потому что иной комбинации мы до сих пор ни разу не встречали. Нам предстояло проехать по горным дорогам и перевалам ещё 150 километров, и подняться на высоту до 2400 метров над уровнем моря. Бирджан помог нам загрузиться. У Андрея не влезла его картонная коробка от велика - чехол он не брал, поэтому упаковку пришлось здесь оставить. И мы тронулись. Поначалу дорога была ровная и степная - 30 километров сплошной степи. Видимость идеальная, и кажется, что вот-вот степь закончится. Но буханка всё едет, оставляя за собой шлейф пыли, а предгорья не становятся особо ближе. Но вот они всё-таки возникли перед нами. Перевалив первые холмы, мы спустились чуть ниже уровня степи, к началу долины. Здесь пограничники проверили наши документы - въезжаем в погранзону, сюда только по пропускам, но мы озаботились их получением заранее, так что нас быстро пропустили и мы поехали набирать высоту.

Преодолев перевал Тёплый ключ, один из самых высоких в этой местности, мы выехали на плато Укок. Горняшка пока не давала о себе знать, у меня она проявится гораздо позже, когда мы полезем на ледник из Курайской степи. Проходимость буханки в этот раз меня особенно удивила. На штатных колёсах мы умудрились ездить по огромным острым булыжникам, взбираясь на крутые склоны перевала, усыпанные снегом. Лишь один раз было пробито колесо по случайности, но тут же заменили запасным прям на месте. Остаток пути стрёмно было доезжать, зная, что второго запасного колеса нет. После перевала было ещё две погранзаставы, везде надо было показывать документы, чтобы отметиться. В конце концов, нас довезли под ранней вечер до последней заставы перед Птичьими озёрами, и с этой минуты мы были предоставлены сами себе. Погода стала портиться, и первое время мы пытались согреваться чаем и перекусами, однако это не особо помогло, и остатки вечера мы дружно плелись в гору, осыпаемые мокрыми хлопьями крупного снега. Дорогу было едва различить, лишь углубление на фоне белого покрова выделяло дорожную колею. Квинтэссенцией нашего добирания до первой ночёвки стало два подряд брода, в которых я первый раз за поход мокнул велорюкзак в реку - с тех пор зарёкся возить его во время переправы через реки на багажнике, и одевал на спину. В конце концов, мы пришли куда надо и расположились. Бонусом было то, что лагерь предполагался стационарным - мы здесь на два дня и две ночёвки, так что палатка завтра будет стоять, а мы сразу пойдём снимать природу.

В первый день мы разведали большую часть здешней местности, и с погодой повезло. Основной целью исследования в этом месте были Птичьи озёра и окружающие их горы. 

1 ,2 - нитки радиалок в первый и второй день соответственно

Сами по себе озёра интересны тем, что они небольшого размера, их много, и они соединяются между собой миниатюрными каналами, которые сверху выглядят словно извивающиеся змеи. Чтобы снять всю эту красоту, нужно было подойти вплотную к горам, находящимся в конце цепи озёр, и залезть наверх. Но времени оставалось немного, и сделав немного посредственных кадров, мы вернулись в лагерь, организовав костёр из плавника. К ночи конкретно подморозило, а на следующий день утром пришлось пробивать котелком полуторасантиметровый слой льда, чтобы приготовить себе еду и чай.

У начала цепи Птичьих озёр

Протоки между озёрами с песчаными отмелями вносили разнообразия в этот пейзаж, а также элемент экстрима — путь на ту сторону лежал через броды, которых подчас бывало сразу несколько подряд. К счастью, глубоких бродов не было.

Речные протоки, соединяющие между собой Птичьи озёра

Основная дорога пошла внизу, но оказалась частично затоплена болотами, так что мы забрались повыше и не прогадали — редкое для этих мест разнообразие красок.

Из деревьев здесь только карликовая берёза и вот такие кустики
Карликовая берёза пока ещё красноватая, скоро станет коричневой и опадёт

Стали понемногу поворачивать перпендикулярно долине, и открылся более масштабный и целостный вид на неё.

Вид в обратную сторону. Где-то там за пологим спуском справа стоит наш лагерь из одной палатки

Почему озёра так назвали, остаётся загадкой — птиц на них почти не видели.

Обойти озёра пешком оказалось вполне реально, болот было мало

Первая более-менее достойная высота, с которой большинство озёр можно было снять в одном кадре. В моём случае — в двух кадрах. Это уже второй день, погода нахмурилась.

На следующий день мы забрались на эту горку, чтобы снять с неё вид назад. Весь каскад озёр так и не влез

Ещё накануне было замечено пару лиственниц на склоне горы. Это были единственные два дерева, которые мы видели на всём плато Укок. Серёга пишет в своём отчёте, что видел ещё несколько деревьев, но я не углядел. Из-за суровых условий деревья здесь не выживают. И тем интерес к этой паре ещё больше подогревался. Но сходить решили к одному дереву, к более ближней к нам лиственнице. Даже до неё дойти оказалось не такой простой задачей — пришлось пробираться сквозь густые заросли карликовой берёзы, которой было там в избытке. Оказалось, что вокруг лиственницы камни... тёплые! Причина этого явления до сих пор не ясна.

Та самая единственная на склоне и в этом районе лиственница, и единственное крупное дерево на плато Укок

Два дня исследования Птичьих озёр прошли успешно, и вечером мы начали наш веломаршрут в обратную сторону, т.к. срок действия пропуска заканчивался. Погранзаставу миновали уже поздней ночью, никто к нам проверять документы так и не вышел. Помороженные двумя бродами и мокрым падающим снегом, мы пытались согреться быстрой расстановкой лагеря здесь же, неподалёку от заставы. А утром распогодилось, подморозило, причём так хорошо, что переключатели скоростей ещё долго не могли разработаться — приходилось вручную разминать трубки с тросиками. 

Дорога по плато Укок от Птичьих озёр до р.Калгуты

Пересекли мост через р. Ак-Алаха, спустились в сторону оз. Гусиное, но объехали его стороной через болотные поля. Там нас ждало сразу три холодных брода, после которых через несколько секунд на ветру замерзали шнурки нашей сменной обуви. Где-то в этих краях был сделан следующий кадр — к его моменту, два брода из трёх сегодняшних уже пройдено. Вообще, в этой поездке плато Укок лидировало по количеству бродов. Но это было ожидаемо.

Одно из безымянных озёр неподалёку от р. Калгуты

Утром трава в очередной раз захрустела под ногами затвердевших после ночи ботинок. «Хорошо, что сменная обувь есть», — подумал я.

Морозная свежесть ранним утром. Осень, фигли вам тут...

По пути к перевалу мы решили дать крюкана и заехать на несколько километров вправо, чтобы с горы снять этот вид. Оно и вправду того стоило. Витиеватые излучины уходят вдаль на десятки километров, и красные цветы на переднем плане... Красота!

р. Калгуты и множество её мелких проток и миниатюрных озёр. И понимаешь истинное значение слова плато

В другую сторону вид был попроще, но тоже фотогеничные «крюки».

Извивающаяся р. Калгуты и её миниатюрные озёра с загогулинами

Всё, пора ехать дальше к перевалу Карсулу. Калгуты теперь останется позади. Остановились ненадолго возле хутора, с которого видели утром пару охотников, выпрашивавших у нас горячительные напитки. Сейчас в хуторе никого не было, кроме коня и горок с кизяками, оставшимися за кадром (а жаль!).

Какого коня выберешь ты?

Калгуты где-то там. Едем по дороге на перевал, по пути встречаем несколько соляных отложений. Похоже, раньше здесь были озёра.

По догоре на перевал Карсулу встретились солевые отложения. Красным отдаёт ягель

Между верхней фотографией и нижней — огромное расстояние и время, куча пролитого пота и ругани, в общем закатили мы велики сначала на один перевал, потом была плоская часть с реками и болотами, потом ночёвка в холодной долине перед перевалом Аккол, потом почти полностью убитый следующий день на подъём на этот перевал, самый высокий за поездку — в верхней точке высота была порядка 2800 метров над уровнем моря.

А потом мы спустились к лесу, и это было уже под конец дня. Оставшееся время посвятили съёмке красивой долины у разлива р. Жумалы, здесь же решили и заночевать неподалёку.

Так мы и не узнаем, что там осталось в долине справа - наш путь лежит в другую сторону
Разлив реки Жумалы
Там же, но вид в сторону Джазаторской дороги

На следующий день мы продолжили выбираться с плато Укок, теперь жёлтые лиственницы будут нашими постоянными спутницами. Одна из многочисленных остановок на дороге — заинтересовали кустарниковые потоки, сползающие со склона горы и похожие на застывшую лаву.

Кустарниковые потоки

От снега уже почти ничего не осталось, ведь мы всё время понижали высоту. Лес становился выше и гуще. На фото — по сути первый серьёзный лес, в который мы въезжаем. До этого лиственницы были редкими и низкими.

Наконец-то лес приблизился вплотную к дороге, а голое плато без деревьев уже осталось позади

Между этим фото и нижним снова большой разрыв. Мы добрались до брода через р. Жасатер, преодолели его (хотя боялись сначала, что это будет самый жестокий брод, ведь река достаточно полноводная — на деле всё оказалось куда проще), и вышли на Джазаторскую дорогу. 

Странно, но на одних картах реку называют Жасатер, ну других Джазатор, поэтому оставим оба названия. Теперь дорога всегда будет хорошая до самого Чуйского тракта. Заночевали неподалёку от места, где сделано следующее фото.

Один из разливов р. Жасатер, неподлёку от этого места мы вставали. Жаль от тени избавиться не удалось

Оставшийся день мы потратили на обратную дорогу до Кош-Агача, проехали приличное расстояние по «стиральной доске», — иначе эту дорогу не назовёшь. 

Приехали в Кош-Агач уже потемну, и очень были рады перевести дух и заночевать в гостевом доме в том же номере, где мы были, когда только приехали сюда. Завтра начнётся следующий этап — путь вдоль Чуйского тракта.


 Другие части

2. Алтай-2018. Марс

3. Алтай-2018. Глава крайняя

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.