Антон (an_2) wrote,
Антон
an_2

  • Location:
  • Mood:

Мой первый авиационный фоторепортаж



16 июля 2008 года компания "Аэрофлот" представила общественности свой новый самолёт А-320 "М. Ростропович". Мне посчастливилось видеть это своими глазами. И не только видеть, но и поучавствовать. История о том, как это было:




Мой первый авиационный фоторепортаж из Шереметьево


Хочу поделиться интересным событием, которое произошло в моей жизни 16 июня сего года.
Казалось бы, очень "своевременно" решил написать, но дела, сессия, отсутствие времени, внесли свои коррективы. Тем не менее, лучше поздно чем никогда. :)
Я впервые попробовал себя в роли журналиста, а точнее фоторепортёра. Для меня это совершенно новая область, и о ней я до того дня имел только общее представление. Пока не попробуешь на себе, не узнаешь в полной мере. Свершилась мечта споттера - я попал наконец на лётное поле одного из московских аэропортов, и мне удалось там поснимать. Думаю нет смысла объяснять почему фотографировать самолёты с лётного поля лучше, чем стоя за забором. А оказался я там благодаря своим друзьям и знакомым, за что им огромное спасибо! Итак.

Мне предложили поучаствовать в презентации нового самолёта А-320 компании Аэрофлот. Для меня такая возможность многое означает: оказаться на лётном поле с фотоаппаратом (мечта любого споттера), развить коммуникативные способности (что тоже пригодиться везде), продвинуться в фотографии в качественном плане, ну и конечно наблюдать за красивым зрелищем. В Аэрофлоте борта называют именами известных людей, так и этот самолёт получил имя: М. Ростропович. Ну если кто-то вдруг не знает, скажу, что Мстислав Ростропович - известный музыкальный исполнитель, виолончелист.

Обычно технику всегда готовлю с вечера, но не в этот раз. Во-первых, презентация в 15:00, а значит утром будет время, а во-вторых у меня как раз 18-го сложный экзамен, к которому надо готовиться. Утром протёр объективы (точнее светофильтры) на обоих фотоаппаратах, настроил заранее технику, проверил... Всё готово, можно идти!
Одевшись представительно (галстук, рубашка, брюки, всё-таки на презентациях надо выглядеть прилично), я отправился в путь...

Место встречи журналистов - станция метро Аэропорт. Поначалу чувствовал уверенность, в начале пути представлял как всё будет происходить, вроде бы всё прозрачно и никаких сложностей быть не должно. Задача вполне конкретная: сделать фоторепортаж, и написать небольшой материал по теме. Ещё нужно было взять интервью у генерального директора.

Но чем ближе я приближался к станции назначения, тем больше чувствовал, что во мне нарастает волнение. Когда объявили "следующая станция Аэропорт", волнение было наивысшим. Ну а вы бы на моём месте разве не волновались бы? Выйдя на Ленинградский проспект, стал расхаживать по улице в поиске толпы журналистов, а её нет. Я приехал к 13 часам, через полчаса отъезд и ни одного человека. Вскоре я узнал, что мне нужен белый микроавтобус, который тут же был обнаружен и идентифицирован. Всё, это он. Значит едем!

И всё-таки люди там были - познакомился с журналисткой, она на радио работает. Тоже туда ехала, на презентацию, делать материал для новостей. Мы нашли общий язык, оба были новичками в журналистском деле (ну Аля была не совсем новичком, просто в аэропорт на презентацию самолёта ехала впервые), поэтому мы были в сходном положении.

Сев в автобус, волнение как рукой сняло... Парадокс, но факт. Казалось бы, должно быть наоборот, но оказавшись прям непосредственно перед отъездом в Шереметьево, я чувствовал себя так, будто делал репортажи уже долгое время. По дороге в аэропорт почитал пресс-релиз, проверил ещё раз фотики, ну и просто отдохнул. Приехали на проходную. Проходная недалеко от Ш-1, въёзд сразу за Гос НИИ ГА. Презентация происходила в большом ангаре, который как раз находится рядом с НИИ. На проходной как следует проверили, убедились что я это я, и вот он, долгожданный и сладостный момент - проход на лётное поле! :)

В компании журналистов чувствовалось немного не по себе. Осознавая, кто рядом со мной проходил, мысли были примерно такие: "и нафига ты, любитель-фотограф, попёрся вместе с этими профессионалами своего дела? Они же знают и могут всё, ты не знаешь ничего. А получится ли?". Но были и другие чувства: "как же круто, что я здесь оказался! Как же всё это интересно!". С течением времени вторые стали доминировать над первыми, пока, наконец, окончательно их не поглотили.

Войдя в ангар, почувствовал прилив бодрости и энергии - передо мной стоял тот самый самолёт. Просто красавец!




Что делает споттер, когда видит самолёт, ради которого он приехал? Да ещё с готовым включённым фотиком? Конечно же начинает снимать! Так и со мной было, не мог удержаться. Но потом я понял, что совершил ошибку. Хотя нет, погодите, народу было ещё мало, поэтому получились неплохие кадры, поскольку не было ещё толпы. Но ошибка всё-таки имела место... Когда я понял, в чём дело, было уже поздно. Телевизионщики, фотографы и прочие журналисты окружили одну из участниц презентации - Ольгу Ростропович. У меня была задача записывать цитаты участников, а лучшие места уже были заняты. Пришлось встать за толпой, далековато от Ольги, и улавливать слухом только отдельные фразы. Ещё и плохая акустика делала своё дело. Трудно было сориентироваться, а действовать надо было быстро. Фотографии были забыты, я вообще забыл что я споттер, и в данный момент мне нужно было быть журналистом. Именно журналистом в полном понимании этого слова... Пришлось быть, что делать :)

Попробовал записывать - получаются только начала фраз, всё остальное пролетает. Всё как-то не ладится с самого начала. Тяжело было первые несколько минут, но это нормально, первый раз всё-таки. Мало-помалу удалось улавливать отдельные части историй, которые рассказывала Ольга про своего отца, и кое-что из её речи в блокнот было записано. В первые же минуты стало понятно, как мне не хватает диктофона. Когда рассказ был завершён, журналисты попросили Ольгу встать на фоне самолёта для фотографирования. В руках у неё была модель того же А-320 М. Ростропович.

Я кадры тоже начал делать, но это оказалось не так-то просто. Во-первых, в руках оставались блокнот и ручка, справа на плече висело 2 сумки: сумка со старым фотиком с прибамбасами, полуоткрытая, и сумка от нового фотика. Убирать блокнот было уже некогда, да и время на обдумывание что происходит не оставалось, нужно снимать быстрее, а то потеряется возможность сделать необходимые для репортажа кадры! Как-то извернулся, приспособился, слышны щелчки затвора, фотки даже не размазаны (хм, странное ощущение после суперзума). Всё-таки чувствуется - зеркало есть зеркало, поставил себе нормальное ISO для съёмки в ангаре, не очень-то освещённом помещении, и снимай себе на здоровье, не беспокоясь о шумах. А на незеркалках такое не прокатит как правило, там нет шумов только на минимальных ISO, что не позволяет делать съёмку без вспышки в таких условиях.

Ну так вот, вернёмся к действию. Кадры сделаны, но композиция во всех получилась не ахти какая, поэтому здесь я эти фотки даже приводить не буду. Кто-то внезапно испортил кадр появившейся откуда ни возьмись огромной вспышкой, "красовавшейся" потом в нижней части кадра, то вдруг на фоне кадра окажется чья-то видеокамера... И всё происходит в таком стремительном темпе, что ты не успеваешь соображать что вообще происходит, и с трудом успеваешь за потоком событий. Надо сказать правда, что в целом, ценой больших усилий, всё-таки удавалось "не выбывать из действия", и получился какой-никакой, но всё-таки репортаж.

Ольга рассказала нам много интересного об её отце, речь закончила, поблагодарила журналистов, и, казалось бы, можно перевести дух. Очень важно было понять с самого начала, что нужно отслеживать известных людей, которых, казалось бы, нет ещё (не пришли), а они себе тихонько ходят по ангару, а ты их не видишь, потому что не запомнил просто, как кто выглядит. Так что "дух перевести" не получилось. Появился Зураб Соткилава, музыкальный исполнитель, известный певец, и всё внимание журналистов переметнулось к нему.

Он рассказал о событий со своей точки зрения, как музыкального исполнителя. «Это замечательно, что самолёты называют именами исполнителей» - говорит Зураб Лаврентьевич. По его словам, Мстислав Леопольдович «одним из первых дал толчок величайшей музыке». «Дай бог, чтобывсе самолёты носили много-много имён. Я считаю, что Аэрофлот поступил прекрасно».

"Ух...", - подумал я, "...уже кое-что есть. Небольшие цитаты записаны в блокнот. Короче, жить будем.". Только с этого момента я осознал, что в первую очередь я здесь делаю репортаж, а не просто снимаю самолёты. Да-да, именно репортаж. Сразу меняются приоритеты. С этого момента я включился в событие, уже выпал из того состояния, в которое попал в самом начале, так сказать, "включился в работу". Постепенно, но включился.

После речи Зураба Лаврентьевича, некоторое время никто не привлекал внимание журналистов. Событие перешло в состояние готовности к чему-то масштабному, грандиозному. Теперь, можно было уже и поразмыслить, и походить поснимать интересные моменты, и самолёт пофотографировать с разных ракурсов, поскольку никто пока не появлялся. Толпа разделилась на неплотные "кучки" фотографов, телевизионщиков, работников аэродрома, просто гостей и всех остальных. Самое время, чтобы сделать кадры, передающие атмосферу мероприятия, ведь зритель должен почувствовать себя участником. Сделав некоторое количество перемещений с фотоаппаратом, зафиксировал то, что мне показалось интересным, и, наверное будет интересно посмотреть зрителю.





Вдруг за самолётом показалось какое-то движение. С той стороны ангара, пошла какая-то толпа. Мы с Алей обратили на это внимание, и недоумевали, кто бы это мог быть. Вообще, я и моя новая знакомая старались держаться вместе, периодически то разлучались, делая каждый свою работу, то вновь встречались и обсуждали: "ну что, снял?", "ну как, записала что-нибудь?". Поддержка друг друга нам помогла. Ну так вот, возвращаясь к толпе: когда они появились уже близко, уже можно было различить одинаковые одежды на них. Это был хор, они пели во время освящения самолёта священнослужителями. О том, что самолёт будет освящён, стало понятно заранее, потому как стол, который стоял посередине ангара, сначала был пустым (на нём кстати n-ое количество секунд успела постоять моделька А-320, которую я успел сфоткать), а потом на него ставили свечи, кадилу, и всё остальное, что было необходимо священникам. Но это было чуть позже. Этому предшествовало появление руководителей Аэрофлота.

Вот тут довольно интересно вышло. Я примерно помнил по фотографиям, как выглядит Валерий Окулов, но на месте найти его смог не сразу. Как выяснилось позже, он давно ходил по ангару, в то время как я и не подозревал что он рядом. Но, увидев человека в тёмно-сером пиджаке, мне что-то стало подсказывать, что это именно он. И я не ошибся. Но чтобы точно быть в этом уверенным, я спросил сначала у девушки, которая нас в маршрутке идентифицировала по фамилиям и привезла сюда, а потом у одного из фотографов. Всё, сомнения развеяны, это он.

Были мысли подойти или не подходить, в общем-то нужно было подходить и задавать все вопросы сразу, а я решил, что "будет официальная часть, потом неофициальная, тогда всё и успеем". По крайней мере, с самого начала так обговаривали всё с редактором. Позже я понял, что ошибался. Ну да ладно, а кто не ошибается. Правильно, - тот, кто ничего не делает!
К микрофону вышел организатор, объявил, что сейчас своё слово скажет генеральный директор ОАО Аэрофлот - Валерий Окулов. И он начал рассказывать.

Он говорил о том, что уже через несколько часов самолёт выполнит свой первый рейс до Иркутска (рейс 749), о том, что в компании сохраняются морские традиции: ведь именные суда пришли к нам именно из Морфлота (в том числе некоторые слова и термины: навигатор, капитан, и т.п.). «Это событие общественное, музыкальное, авиационное. Хотя это событие радостное, но в то же время и печальное: год назад не стало Мстислава Леопольдовича. Но он жив в памяти родных, близких, друзей, и памятью своих произведений. И поэтому он с нами».
Валерий Михайлович добавил, что «Мстислав Леопольдович – человек широчайшей души. Его обаяние бездонно, безгранично». Его жизненная сила «поднимала крылья». В конце своей речи, ген. директор пожелал самолёту «счастливой, доброй жизни и высокого полёта». На самом деле, речь конечно длилась намного дольше, просто задача у меня была снова двойная: и записывать, и фотографировать.

Делается это примерно так: блокнот и ручку держишь в положении "готов к быстрой записи". Когда слышишь важные цитаты, пытаешься записывать всё, что успеешь. Когда видишь момент, который вот-вот наступит, и позволит передать частицу события для фоторепортажа, ручка прикрепляется к блокноту, блокнот быстро под мышку, и уже фотоаппарат не на шее, а в руках. Делается необходимый кадр, и снова достаётся блокнот и ручка :)

Потом был и заместитель генерального директора, слова которого я слышал, но, к сожалению, не записал. Или записал, но вместе со словами Окулова. Когда самолёту "пожелали высокого полёта", началось освящение. На некоторое время ангар превратился в храм. Было ощущение, что находишься в православном храме, дымила кадила, горели свечи, самолёт окропили святой водой со всех сторон, в том числе изнутри. Вот насчёт "изнутри" хотелось бы поподробнее рассказать, ибо начинается самое интересное.

Когда епископ и священники пошли вокруг самолёта, журналисты ринулись за ними. По пути журналистов отгонял САБ подальше от священников, чтобы журналисты им не мешали. Когда они пошли освящать самолёт изнутри, журналистов остановили у трапа и не пустили. Но небольшая кучка "наглых" всё-таки осталась и уговорила пустить внутрь. Я от этой кучки далеко не отходил, и, когда они прошли вверх, я сначала подумал, а не зайти ли с ними заодно, примазавшись если что, что мне позарез надо для репортажа, или же остаться. Выбор был сделан сразу, и я уже внутри самолёта.





Салон меня впечатлил. Ещё чувствуется запах недавно нанесённой краски, нового пластика и внутренней отделки, кресла прямо "режут глаз" своей новизной. Очень приятно находится в такой обстановке, да ещё и священники в салоне, и этот запах церковных свечей, всё так необычно, несвойственно нашей повседневной жизни. А там находишься как будто где-то в другом мире...

Громкий крик "все по углам" заставил тут же проснутся и отойти от грёз - священнослужители возвращались назад по салону, а мы были впереди и стояли прям на проходе. Отойдя в сторону, я сделал несколько кадров сначала священнослужителей, проходящих по салону, потом снял и сам салон, когда народ уже стал выходить. В салоне было не идеальное освещение, света ламп не хватало, но вспышка всё-таки не понадобилась, за что я очень стал ценить свой новый фотик. Сделал кадры салона с креслами эконом-класса, бизнес-класса, а потом пошёл в кабину.

В кабине сидел человек в правом кресле, поэтому полный кадр всей кабины сделать не получилось, а попросить работника аэродрома встать с этого кресла не хватило наглости, ибо её тоже должно быть в меру. Да и этот кадр вроде тоже ничего вышел. Очень хотелось ещё задержаться в самолёте, но надо было работать, фотографировать дальше, потому что время не стояло на месте. И я вышел. Очень удачно мне попался на трапе фотограф, которого я попросил сфотографировать себя на фоне самолёта. Позже этот кадр нашёл своё место и в репортаже.





Выйдя из самолёта, я осмотрелся. Вроде бы пока ничего не происходит, народ общается небольшими группами, как и обычно в перерывах. Все как будто чего-то ждут.
И точно! Всех попросили отойти в сторону: самолёт готовили к выкатке из ангара.

Заиграла торжественная музыка. Нет, не марш, именно торжественная, величавая музыка звучала из динамиков. Это был самый величественный момент мероприятия, у меня аж мурашки пробежали по спине! От самолёта откатили трап, потом к нему медленно подъехал тягач и его прицепляли, пока народ расходился в стороны. Кто-то побежал с камерами совсем далеко, с целью гарантированно уместить весь самолёт в кадре, кто-то решил далеко не уходить, надеясь, что и с близкого расстояния удастся хорошо снять. В числе вторых был и я.



Когда самолёт наконец выкатили, он остановился. Думаю, ну всё, сейчас я его обойду со всех сторон, отснимаю кадров 100 или 200 с разных ракурсов, при разных настройках, чтобы гарантированно получить "тот самый кадр". Ага, щас! Размечтался! Не более 5 минут самолёт постоял, потом его покатили в сторону Ш-1 на дальние стоянки. Очень жаль, что всё быстро и стремительно завершилось.

Тут я вспомнил ещё один момент. Перед началом мероприятия, я представлял себе, что самолёт будет стоять долго, что посетителям будет вход в салон с возможностью фотографирования. А получилось что в салон не пускали всех подряд, да и укатили самолёт быстро. Если бы я в тот раз не проскочил внутрь вместе с телевизионщиками, не было бы ни одного кадра из салона и из кабины. Так что вот так вот, наглость выручает иногда. Но всё должно быть в меру, иначе возможен обратный эффект, сами понимаете :)

Ну вот, думаю, самое время взять интервью. У меня стояла задача задать много вопросов, но к настоящему моменту не представилось ни единой возможности задать хотя бы один вопрос. Мы с Алей были слегка этим озадачены, и решили, наконец, сами подойти к Окулову. Он нам дал понять, что сейчас сам выйдет ко всем журналистам, и мы тотчас же пошли на лётное поле занимать места.

Интервью длилось недолго. Листок с вопросами, распечатанный с вечера и набранный наскоро в notepad-е, слегка помялся в дороге, и не очень презентабельно развевался на ветру. Прикрыв его, я приготовился задавать вопросы. Другие журналисты уже начали спрашивать, говорил в основном один из них. От других каждый задал по одному вопросу. Я подумал, ну всё, пришло и моё время.

Спросив про новую дочернюю компанию Аэрофлота на Дальнем востоке, я приготовился спрашивать ещё, но Окулов вдруг всех поблагодарил, и ушёл от журналистов. Руководителей можно понять, общение с журналистами их не очень радует, и они стараются его избежать. Да и не только руководители, я б и сам постарался уйти побыстрее. Но как же оставшиеся вопросы? Ведь с меня отчёт об интервью! Я кинулся его догонять. Он шёл вместе с пресс-секретарём к ангару. По пути удалось-таки задать ещё два вопроса: про поставки А-330 и SuperJet-100, и про рейсы из Санкт-Петербурга в регионы. После этого мне дали понять, что интервью закончено, и пришлось довольствоваться тем, что есть, поскольку наглеть дальше уже было нельзя.
Вывод: вопросов нужно готовить немного, или же искать возможность их задать до официальной части. А здесь неофициальной части-то и не было, так что что успели, то успели. Из 5 три вопроса, что не так уж и плохо для начала.

Photobucket - Video and Image Hosting



А потом был фуршет. Что это такое рассказывать, думаю, не имеет смысла. Стоит сказать правда, что не было сувениров (я слышал, что на других презентациях они были), поэтому мне даже нечего оттуда привезти моему редактору. Но главное, что удалось привезти, это накопленный опыт, пусть и небольшой для начала.

В пять часов все стали расходиться. После интервью с Окуловым ко мне подошёл представитель пресс-службы Шереметьево, спросил для кого я снимаю. Я назвал издание, он пригласил меня на ещё одно мероприятие, которое проходило там же, но в 12 ночи - новая авиакомпания в Шереметьево, "Армавиа". Я поблагодарил за приглашение, хотя про себя уже ясно понимал, что второе такое действие мне за день не осилить. Тем более ночную съёмку без штатива.

Удалось перед уходом поговорить и с пресс-секретарём Ириной, благодаря которой я на это мероприятие и попал. Когда все почти ушли из ангара, я заметил какое-то шевеление на дороге, по которой служебные машины проезжают. Смотрю - телевизионщики стоят, общаются с САБом. САБовцам не понравилось, что они встали прям на дороге, и назревал небольшой скандал. Я спросил у одного из САБовца, можно ли мне сделать кадр в сторону дальних стоянок. Получив добро, я сделал эту фотку, хотя и самолёты были заставлены заграждениями, но для репортажа сойдёт. Когда к телевизионщикам подошёл уже главный САБовец, потребовал разрешение, документы от издательства, я понял, что у меня-то этих документов и нет, и я могу попасть тоже под горячую руку. Осознав что больше мне кадров не светит, я пошёл в сторону проходной. Так всё и закончилось.

Photobucket


На обратном пути я декодировал то, что записал короткими полуфразами в блокнот. Это нужно делать по горячим следам, пока из головы не вылетело. Таким образом, получился хоть какой-то связный текст. Настроение, тем не менее, было немного подавленное, точнее даже сказать, я расстроился. Причин тому много: материала для репортажа мало, фотки не такие, как хотелось бы, не все вопросы задал. Я чувствовал, что мой КПД был в этот раз низкий, и что, узнав результаты работы, редактор больше не захочет со мной работать. К счастью, это оказалось не так. Я составил текст, редактор его исправил, выложил фотку, и получился небольшой, но всё-таки первый репортаж.
Что получилось на выходе всего этого, судить вам :)
Репортаж

Подводя итоги, хочу вот что сказать.
Я почуствовал на себе в полной мере, что такое работа журналиста-фоторепортёра. Эта работа сложная, халявы не ждите. Но эта работа и интересная, очень динамичная (в сравнении с сидением в офисе). Я даже на некоторое время задумался о своём новом будущем. Но там время покажет.

Сделал выводы для себя, что диктофон - необходимая вещь на таких презентациях. Без него никуда. Ну и следовало всё-таки побольше потренироваться в съёмке на новый фотик, чтобы фокусировка выполнялась куда надо, а настройки менялись своевременно. Надеюсь, для меня это мероприятие было не последним, ибо оно открывает широчайшие возможности для споттера, и для развития в этом направлении. Спасибо за то, что прочитали весь этот рассказ. Надеюсь было интересно :)

Tags: А-320, Аэрофлот, Презентация, Фоторепортаж, Шереметьево
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments