Антон (an_2) wrote,
Антон
an_2

Ленская труба - 2016. Обратная дорога


Тит-Ары спал. Я проснулся, когда Серёга уже ушёл разведывать местный лес. Так лень было вставать в этот дубак без печки, что я решил дождаться друга и встать уже одновременно с его возвращением, чтобы мы вместе пошли искать варианты с обратной заброской. Первым делом мы сходили к домику Алексея и постучались. Никто не ответил и не вышел. Постучались ещё несколько раз – тот же результат. Поникшие, мы вернулись к своему «балагану» и стали искать дрова, чтобы приготовить себе еду. Рядом с домом лежали поленья, которые надо было ещё колоть. На звуки топора вышли соседи. Так мы познакомились с двумя рыбаками, которые, впоследствии, и помогли нам выбраться с острова на тот берег. Но обо всём по порядку.


Рыбаки позвали нас к себе в дом на завтрак, и мы вместе с ними его приготовили, частично из наших продуктов, частично из ихних. Один оказался местным, другой был из центральной Якутии. Последний говорил, что климат в его родных краях ему больше нравится, чем здешний, показывал на своём смартфоне фотографии центральной Якутии, которые нам были любопытны, как минимум, с географической точки зрения, чтобы в будущем посетить потенциально интересные места. Потом мужики достали из своего подземного холодильника замороженного омуля и сделали из него строганину, окрестив её «якутским мороженым». Заели всё это салатом из свежей капусты. Очень вкусно.

Так, слово за слово, мы разговорились и о том, как мы могли бы выбраться с острова на другой берег. Описав суть проблемы и рассказав им о нашем маршруте, мужики над нами сжалились и решили помочь с заброской на катере, беря на себя риск, связанный с выходом на маленьком моторном судне в большие волны. Но иного выхода у нас не было. Если мы сегодня отсюда не уплывём, на самолёт мы не успеем. И мы пошли собираться. Вскоре мы были уже готовы к отправлению. С байдаркой всё хорошо, она лежала на том же месте, ветром её не сдуло. План был простой – попробовать опять буксир, а самим переправиться внутри катера. Привязать лодку и загрузиться было тоже непросто – волны постоянно пытались захлестнуть воду в байдарку и катер, и вдобавок нас ещё сдувало ветром. Последний, кто нам помог сесть в катер и отправиться, был тем же человеком, кто первым нас тут встретил – рыбак в синей куртке и красной шапке.

Каждый из нас получил по рыбацкому непромокаемому костюму из прорезиненной ткани. К слову сказать, костюмы нам эти в процессе транспортировки по воде очень помогли – брызги летели внутрь постоянно. Поначалу мы пытались плыть медленно, и вроде даже доплыли так до противоположного берега, хотя иной раз волна нас подбрасывала вверх прилично. Однажды байдарка чуть не перевернулась, и мы вовремя успели парировать этот момент. Так что, вновь буксировка показала себя не лучшим образом. Но разбирать байдарку было уже как-то лень, да и причалить в сильное волнение не представлялось возможным, поэтому мы пошли на беспрецедентное решение: перевернуть байдарку вверх дном и положить прямо на катер, закрепив верёвками.

Такое вот гениально простое и удачное решение транспортировки. Получился ли бы такой вариант с заброской туда с Эдиком – вряд ли, здесь водитель катера находился всегда сзади у руля и мотора, а Эдик управлял в основном из кабины. Хотя, кто знает, может и можно было так же. Я сидел внизу, под нашей байдаркой, и крепко за неё держался – подбрасывало на волнах только так. Серёга находился тоже под байдаркой, но в передней части катера. Так что мы не видели всех красот, которые мимо проплывали, но это было не главное. Главным было то, что нас довезут практически до самой точки начала пешего маршрута, и за счёт этого мы выиграем половину дня точно. Всё то расстояние, которое мы плыли вдоль берега, мы должны были пройти пешком с проводкой байдарки.

Вдруг мужики кричат нам сверху: «смотрите, ваш товарищ!». Когда мы вылезли посмотреть, то увидели байдарочника-одиночку, который плыл на одноместной «Ладоге-1». К нашему удивлению, он оказался иностранцем, по говору из Европы, но его английский явно не был ему родным. Вся байдарка была высокотехнологичная, обвешанная снаряжением, солнечными батареями, гермомешками, и прочим. Вёсла у него были из карбона, одежда была тоже не из дешёвого сегмента. В общем, товарищ решил хорошо провести в отпуск. Он нам рассказал, что плывёт своим ходом в Тикси, и что отсюда ему ещё плыть пять дней. Мы же через три дня уже должны там по плану быть, чтобы успеть на самолёт. Последнее, о чём он спросил: «как мы организовали такую транспортировку байдарки?», - на что мы ему ответили, что есть добрые люди на земле русской, и что это всё чисто от души и бесплатно. Как истинный европеец, он был удивлён. На том и распрощались.

Остаток пути ничего интересного не происходило и из-под байдарки мы уже не вылезали. Катер несколько раз притормаживал, обходя мель, один раз даже зацепил дно винтом. Но вот, наконец, мы и приплыли. Уже такое знакомое место… Те самые заброшенные домики у берегов протоки Тас-Ары. Отсюда прямиком начнём наш пеший путь. Осталось только перепаковаться в пеший режим, подкрепиться обедом и можно идти. Как ни хотелось мне переночевать здесь в доме с тёплой печкой, которую уже, не боясь, можно было топить вне заповедных территорий, лучше было выйти с запасом во времени, ведь мы ещё не могли оценить скорость нашего передвижения пешком по тундре с тяжёлыми рюкзаками.

Пока мы перепаковывались и растапливали печку, мужики ушли погулять по тундре. «Давно не отдыхали так», - говорят. Обычно рыбалка отнимает у них всё свободное время, а тут появились мы, у них возникла новая задача и всё в привычном графике на один день поменялось. Когда они вернулись, мы приготовили вместе обед на четверых, всё тот же рис с тушёнкой и вскипятили воду в большом железном чайнике, который нашли там же. Костёр сделали на месте останков заброшенного грузовика - так огонь можно было защитить от ветра, вольно гулявшего по большим открытым пространствам тундры.

На этом пришла пора расставаться с добрыми рыбаками. Сделав общее фото на память, мы распрощались, и мужики от нас уплыли к себе домой. Теперь мы снова одни, и будем без внешней помощи до самого Тикси. На душе появилось чувство лёгкой тревоги – никак не вылетал у меня из головы тот подъём на обрыв над Хатыстахом, где по тундре каждый шаг давался с трудом. Оказавшись здесь, я понимал, что тундра эта ничем от той не отличается, но тут мне придётся тащить рюкзак весом в тридцать пять килограммов. От этой мысли мне становилось как-то не по себе, но маленькая надежда на то, что всё будет хорошо, где-то в глубине души ещё оставалась. Главное то, как ты относишься к проблеме, это важно для боевого духа. Если человек верит, что всё получится – у него всё получится, даже в самых безнадёжных ситуациях.

Прошло довольно много времени, прежде чем мы оба были полностью собраны и укомплектованы для пешего перехода. Все детали байдарки были разобраны и разложены по двум рюкзакам. Всё, что не влезло внутрь, было привязано снаружи верёвками и обмотано скотчем. После того, как рюкзаки мы впервые полностью одели, улыбки с наших лиц куда-то улетучились. Но настоящий оптимист будет таковым до конца, и мы пошли, стараясь не подавать виду того, что слегка переборщили. Первые шаги давались более-менее терпимо, пока ещё почва под ногами была с каменистыми участками. Я даже начал уже верить, что так будет долго. Однако, к моему великому разочарованию, я ошибался. Первый болотистый и топкий участок не заставил себя долго ждать.

Мы шли черепашьим темпом, пока что всё время вдоль протоки. Казалось, что протока вечна и никогда не закончится. Остановки делались через каждые полтора-два километра – так часто требовался отдых, чтобы сэкономить силы на как можно более длительный переход. «Тише едешь, дальше будешь», - эта поговорка подходила сейчас, как нельзя кстати. Во время отдыха мы просто падали на траву и лежали, чтобы спина тоже отдыхала. Я обернулся назад и увидел, что на горизонте домики всё ещё были, значит, мы не так далеко ушли. Эта мысль начинала понемногу вгонять в состояние депрессии. Но идти надо было.

В итоге, мы обозначили себе сегодняшнюю цель – дойти до того места, где надо сворачивать от протоки и менять курс уже в сторону Тикси. Мы решили сразу не идти напрямик из-за того, что вдоль протоки путь мог бы быть потенциально лучше, чем напрямую через тундру, собирая по пути все болота. По факту же дорога была почти как и везде. Несколько раз наш путь пересекали овраги, в которых текли ручьи, и нам становилось ещё тяжелее. В конце концов, в один момент мы достигли речки-ориентира, где пора было менять курс в сторону гор, ведущих домой. Но вдоль реки все участки были топкими, и темп замедлился ещё сильнее, вкупе с накопившейся общей усталостью. Пришла пора всё это заканчивать и вставать на привал, что мы и сделали, найдя более-менее приличное место.

Итог дня был печален. Если до обеда мы были на душевном подъёме, светило солнце, нас везли на катере до домиков, мы выигрывали полдня, то сейчас было пасмурно и даже немного моросило, наш путь по тундре был очень тяжёлым по силам и медленным по скорости, и перспективы были непонятными. Серёга просчитал среднюю скорость нашего передвижения с такими рюкзаками и сообщил, что на самолёт мы не успеваем. Я старался сохранить спокойствие, и это мне удалось, но внутри про себя я мысленно переживал, перебирая различные варианты на случай, если мы действительно здесь застрянем.

Расчёты показали, что за несколько часов пешей ходьбы сегодняшнего дня мы прошли всего десять километров. По плану мы в день должны проходить больше тридцати. Конечно, можно учесть, что мы начали идти не с утра, но всё равно мы бы в лучшем случае в день прошли бы двадцать, и только если хорошая погода, но никак не тридцать. Конечно, мы могли бы превзойти свои возможности и идти круглосуточно, но любому человеку требуется отдых. Нас могло спасти только чудо, и Серёга это понимал. Тут мы вспомнили про спутниковый телефон, сейчас вся надежда была на него, и наша судьба целиком от него сейчас зависела. Нужно было позвонить кому-нибудь и попросить помочь с заброской до Тикси. Но это всё уже завтра. Сейчас надо было принять всё таким, какое оно есть, поужинать и лечь спать. Ночью был слышан какой-то гул в горах, будто взрывались где-то снаряды. Будем надеяться, что в нас не попадут.


Самый худший день


Это был четырнадцатый день экспедиции, которая завершалась, и положение дел было не самым лучшим. Мы проснулись под стук капель дождя о стенки палатки. Дождь шёл с утра и до самого окончания дня, лишь изредка переставая, но ненадолго. Собирать палатку и вещи пришлось в мокроте. Единственное, что радовало – в этот раз у меня с непромокаемой одеждой всё было в порядке, в отличие от Приполярного Урала, где куртка протекала через верх, так что, сейчас относительный комфорт всё же был.

Когда мы вновь начали идти, ноги страшно болели после вчерашнего. По темпу ходьбы мы уже теперь хорошо понимали, что на самолёт точно не успеем, и ситуацию нужно срочно спасать. Спутниковый телефон теперь уже далеко не убирался, а был в клапане рюкзака, обмотанный несколькими тряпкой и несколькими пакетами. Очень важно было следить за ним. Не дай бог что с ним случится неладное – мы пропали.

Серёга несколько раз за день звонил человеку, который нам помог с вездеходом, но что-то этот вариант никак не складывался. Мы даже уже стали подумывать о вызове МЧС, пытаясь просчитать, во сколько денег потом нам это выльется и полетят ли они вообще за нами в случае отсутствия угрозы жизни. Дождь с каждым часом усиливался, а мы всё шли и шли, так же часто делая остановки, а может даже ещё чаще, ибо усталость начинала накапливаться. Весь день, вплоть до вечера, меня посещали лишь депрессивные мысли. Никогда мне ещё не было так плохо за всю поездку, как в дни обратной дороги.

Но экспедиции они тем и отличаются от походов, что тут всё не так просто, что нужно превзойти себя, нужно искать нестандартный выход из тупиковых ситуаций и нужно уметь исправлять свои же оплошности. Впереди начинались горки, вдоль вершин которых должны были быть каменистые участки, призванные хоть как-то облегчить нашу участь. Казалось, что путь до этих горок длился целую вечность, при этом они выглядели так, будто до них было рукой подать. Но горки всё же на наше счастье начались, и идти стало и впрямь легче, хоть и ненадолго.

Ноги уже насквозь промокли в туристической обуви, которая была априори удобнее для пешей ходьбы. Отдыхать подолгу не получалось, потому как сразу начинаешь замерзать и становится ещё хуже. Где-то ближе к обеду начал вырисовываться один из вариантов с нашим спасением, но пока ничего конкретного, только переговоры.

Вечером на протоке Кенгдея мы поставили палатку, а дождь всё шёл и не прекращался. От мокрых вещей в ней образовались лужи, и мы ещё долгое время сливали из палатки воду, чтобы хоть какие-то комфортные условия внутри создать. Серёга сегодня весь день названивал по спутниковому телефону разным людям, и к вечеру это дало результат: у нас нарисовался вариант с двумя квадроциклами! Встанет, конечно, дорого, но жизнь и здоровье дороже. Да и кто знает, сколько мы ещё бы протянули здесь на почти закончившихся запасах еды, разряжающихся устройствах и надвигающемся холодном сезоне. Уже через пять-шесть дней здесь прогнозировали выпадение снега. Теперь главным было только одно: лишь бы завтра ничего не сорвалось. С этой слегка тревожной мыслью мы и заснули.


Операция спасения


Начало дня было многообещающим, ведь за стенами палатки было… солнце! Благодаря хорошей погоде, удалось просушить большую часть вещей. Несмотря на то, что мы ещё на сто процентов не были уверены в том, что нас сегодня отсюда всё-таки вывезут, в душе было какое-то радостное ощущение, и интуиция подсказывала, что всё будет хорошо. Правда, для этого нам нужно будет предпринять ряд усилий, а именно, оказаться в условленном месте в нужное время и как-то обозначить себя, чтобы нас увидели издалека. Прямо как в телепередачах про экстремальное выживание.

От нечего делать, утром я попробовал разжечь костёр в тундре из кустов, что были под рукой, и к моему удивлению, это удалось. Так что мой навык кострового теперь стал ещё немного выше. Да и газ немного сэкономили, что было приятным моментом. Отсюда нам нужно было выйти на вездеходную дорогу и расположиться на каком-нибудь высоком пригорке, откуда нас было бы видно и с вездеходной дороги, и с Кенгдея. Вскоре, когда мы собрали вещи и прошли немного вперёд по дороге, мы такую точку нашли. По телефону нам сообщили, что квадроциклы уже выехали, теперь оставалось лишь ждать.


Уровень кострового повышен - костёр в тундре освоен. Чем только не займёшься от безделья!


Вот наступил уже обед, два часа дня, а их всё нет. Мы уже съели конский балык и попили чаю, а их до сих пор нет. Прошёл час, потом другой, и мы стали уже всерьёз беспокоиться. Ситуация усугублялась тем, что у самих водителей связи никакой не было, поэтому оставалось надеяться лишь на чудо. Поскольку сами водители уже выехали, координирующему человеку, которому мы звонили, уже бесполезно было звонить, как-то он им передал информацию. И вот тут сработал пресловутый испорченный телефон… Правда, мы об этом ещё ничего пока не знали.

Заподозрив неладное, мы с Серёгой переглянулись и решили: а отчего бы одному из нас не пойти прогуляться вперёд по вездеходной дороге… вдруг там они нас ждут уже где-нибудь? Серёга вещей с собой не взял, чтобы идти налегке, даже камеру оставил, и пошёл один по бескрайней болотистой тундре, навстречу нашим потенциальным спасителям. Ещё долго он шёл в моей прямой видимости, хоть уже и виден был невооружённым глазом с большим трудом. Через некоторое время его можно было рассмотреть только в бинокль, а ещё через некоторое время он и вовсе скрылся из виду. Так я остался стоять в тундре посреди пустынной местности, окружённый болотами, речками и горами, совсем один.


Долгие часы ожидания... впереди бесконечный, пустынный пейзаж, и вокруг никого. Где-то над дальними горами идёт дождь. В такие минуты есть много времени подумать о жизни


Прошло немало времени, ну или так казалось, что немало. За это время я раздумывал, чем же сам могу способствовать выходу из безнадёжной ситуации. Первая мысль была совсем дурацкой – поджечь тундру. Мне отец ещё в детстве говорил, что люди в основном делятся на две категории по отношению к огню – на пожарников и пожарных. Разница между ними в том, что первые любят поджигать, а вторые, наоборот – тушить огонь. Я с гордостью могу заявить, что отношу себя к первой категории из перечисленных. Иначе я бы не был костровым в походах. Что ж, сказано – сделано, тундра горит. Только гореть она начала как-то совсем живенько, я даже не ожидал. Всего-то хотел поджечь одну маленькую приглянувшуюся сухую кочку травы, и засыпать её мокрой травой, чтобы сделать большой дым, как учили в видеороликах по выживанию. Но кажись, я немного перестарался, потому что огонь не хотел затухать даже под сырой травой, а лишь разрастался всё больше и больше, перекидываясь на соседние кочки.

И вот уже горит несколько квадратных метров, и затухать вовсе не собирается! Поняв масштаб бедствия, я судорожно принялся бегать по краям и прыгать по огню, пытаясь затушить собственное же детище и примерить на себя роль второй группы, которые этот огонь обычно укрощают. С горем пополам, тундра была потушена и всё обошлось. Дымовой эффект, правда, получился небольшой, поэтому пользы никакой от поджога в итоге не было – никто так из-за горизонта и не появился. Ситуация потихоньку начинала уже выходить из-под контроля. С другой стороны, что ещё сделаешь. Оставалось лишь одно… Ждать и верить в чудо. Но просто так, бездельничая, тоже не хотелось ждать, пока наверху решат твою судьбу, и я вновь напряг смекалку. И пришла новая идея. Одеяло!

Я вдруг вспомнил, что весь поход ношу с собой сложенный во много раз лист фольги, называемой спасательным одеялом, которое якобы согревает, когда заворачиваешь в него человека. При весе в несколько грамм и объёме с коробок охотничьих спичек, это одеяло в разложенном виде имело немаленькую площадь, но главное – с обеих сторон оно было светоотражающим! Быстро достав это одеяло, я обернул им оба наших рюкзака, прислонив их друг к другу, и надел сверху на них спасательный жилет и красные юбки. Вот теперь-то нас издалека не смогут не заметить! Конструкция весьма внушала надежды на спасение!

Тем временем, Серёга всё не возвращался, и я уже потерял веру во всё. По времени сейчас был уже где-то ранний вечер, и до сих пор никого нет. Наверное, они нас не нашли и уехали обратно. Я уже собирался всё бросить и перестать отслеживать место возможного появления спасителей в бинокль, и решил в последний раз посмотреть на горизонт, как вдруг из-за бугра показались два маленьких движущихся объекта с включёнными фарами, и они двигались в мою сторону. Ура, мы спасены! Мы спасены! Вы себе и представить не можете, как отлегло в тот момент. Когда они подъехали чуть ближе, в бинокль можно было разглядеть оранжевый жилет в одном из квадроциклов. Это был Серёга. Значит, они нашлись. Всё, можно выдохнуть.

Когда мужики всё-таки доехали до меня, а ехали они после того, как я увидел их, ещё долго, первым делом мне досталось по шапке. «Какая нафиг красная скала?», - говорит один из водителей, который был ближе ко мне. Один был русским, второй – якут, но между собой они общались только на якутском. Интересные ребята. Как мы позже выяснили, оба сорвались в эту даль с работы, причём один после ночной смены, а другой просто отпросился на этот день. В процессе разговора мы поняли, чем было вызвано их негодование… испорченным телефоном! Им сообщили, что мы у красной скалы, а это где-то километров семь от точки, где мы стояли, ничуть не меньше. Семь километров! Какой уж тут бинокль…

Ни одеяло, ни спасжилеты, ни дым – ничего бы не помогло! Нас спасло то, что одновременно произошло два независимых друг от друга обстоятельства. Первое, это то, что Серёга пошёл им навстречу. И второе – то, что они тоже решили выехать нам навстречу и тщательно поискать. Если бы не случилось хотя бы одного из этих вещей – нас бы не вытащили. Они сказали, что долго катались по округе, заезжали на разные горки и высматривали нас в бинокль. И вот последняя горка, на которую они заехали, могла бы быть роковой для нас, если бы не Серёга, который пошёл им навстречу и которого они увидели с трудом в бинокль. Меня они не видели вообще.

Ну а потом было семь без преувеличения часов дороги по болотам, бродам, перевалам и затопленным грязевым зимникам. После этой поездки я зарёкся когда-либо садиться на квадроцикл. У водителя, который вёз меня, был полноприводный аппарат, который хотя бы не застревал. У Серёги же был переднеприводный, у которого, правда, было преимущество в расходе топлива, но он часто застревал, и приходилось нам всем его вытаскивать много раз из грязи. На каждой кочке квадрик подпрыгивал, мы отбили себе все локти и нижние части рук, сидеть было неудобно, спина болела. Но, в то же время, мы были безумно рады даже такой транспортировке. Ведь уже вечером, ну или ночью, мы будем в Тикси, и успеем на обратный самолёт.


На одном из "перекуров". Позади только семь километров дороги, а спина и руки уже начали болеть. Предстоит ещё долго помучиться, но это уж точно лучше, чем тащить тяжеленные рюкзаки на спине по болотистой тундре


За время нашей обратной дороги было несколько остановок на перекур, когда можно было спокойно, без боли в спине и руках, погулять и понаслаждаться природой, отходя от дорожного безумия. Один из перекуров был на вершине перевала, за которым начнётся уже постоянный спуск к океану. Подумать только, мы сюда должны были дойти за целый вчерашний день, если бы шли пешком! А мы ведь столько часов тряслись в квадрике, пока сюда ехали. Последний раз мы печально взглянули на хребет Туора-Сис, скоро он скроется за нашим перевалом, и мы больше его уже не увидим. Возможно, никогда. Это был грустный момент для нас обоих. Но иначе было нельзя.

Оставшиеся полпути были без особых достопримечательностей. Мужики показывали нам их специальные ориентиры в виде бочек, стоящих на пригорках, которые они называли «маяками». По ним они видят, где идёт правильная дорога. Один раз мы заправлялись, причём бензин доверили заливать мне самому. Вообще, водитель, который меня вёз, доверял мне многое самому делать – от привязывания рюкзака к квадроциклу при погрузке до мелкой помощи в ремонте. Ремонтировать тоже пришлось, мотор под конец путешествия начал перегреваться, и мы отрезали пластиковую решётку, закрывавшую радиатор. Вот так просто взяли и отрезали ножом кусок от квадроцикла. Меня это впечатлило.

Проезжали мы мимо гигантских спутниковых тарелок, обозначавших въезд в Тикси, уже ближе к полуночи. Свет стал тусклым, и уже над городом нависло нечто, похожее на сумерки, хотя по-прежнему для такого времени суток было ещё светло, хоть и темнее, чем в первые дни нашей поездки. Внезапно под колёсами началась нормальная дорога. Вот оно счастье – ехать по обычной грунтовой дороге, а не по тундре. Для нас это показалось просто верхом комфорта. А уж вездеход «ГТС», который вёз нас туда, так вообще был лимузином по сравнению с этими квадроциклами.

Проехав заброшенные предприятия, мы выехали на ещё более капитальную дорогу, которую тут же узнали по цвету щебня и масштабности. Это была дорога, соединявшая «Тикси-3» и «Тикси-1». Навстречу проехал вездеход на шинах низкого давления, больше машин не попадалось. Водитель шутил, что могут появиться гаишники, но, что-то мне подсказывало, что тут их обычно не бывает. Вот и тридцатый дом на улице Академика Фёдорова, тут же знакомый кран припаркован и знакомые гаражи. Всё, приехали. Рассчитавшись с водителями, мы распрощались. А якутский водитель, подвозивший Серёгу, взял с собой какого-то весёлого и не очень трезвого парня, ошивавшегося у нашего подъезда. А ведь парень был нашего возраста. Я опять задумался, какого им тут, местным, как они здесь живут и чем занимаются, и чем бы занимался я сам, если бы судьба распорядилась отправить меня в эти края на долгую жизнь. С такими мыслями мы вошли в квартиру.

Внутри все уже спали. Нас встретила одна женщина, руководитель иностранной делегации работников полярной станции Самойловская, которая прошептала, что в соседних комнатах спят финны и немцы, и попросила нас не шуметь, показав нам нашу комнату. Не шуметь было трудно с нашими тяжеленными рюкзаками, но всё-таки мы аккуратно прошли в самую дальнюю комнату, никого не разбудив. Все сборы оставили на утро, тем более, что надо выспаться, а сейчас со всеми этими разгрузками был уже час ночи. Так завершился этот день, который до позднего момента был полон неопределённостей, и наша судьба очень долго висела на волоске, а теперь вот мы уже лежим в тёплых кроватях, в цивилизации. Кто бы мог подумать, что так случится.


Возвращение домой


Это последняя глава моего длинного рассказа о «Ленской трубе-2016», в которой осталось лишь подвести итоги. Казалось бы, всё, приключения закончились. Остались лишь формальности: собрать вещи, позавтракать и доехать до аэропорта. Какие могут быть приключения… Но судьба распорядилась иначе, решив под конец внести в наше путешествие ещё одну порцию разнообразия. Единственное, что омрачало всё наше возвращение в цивилизацию, это отсутствие горячей воды и, как следствие, невозможность нормально помыться. Но, как оказалось, это было ещё не главной проблемой. Нас ожидало кое-что поинтереснее.

Утром мы встали и тихо начали собирать вещи, перекладывая детали байдарки из рюкзаков в чехол и раскладывая остальные вещи по своим рюкзакам. Делегация финских девушек куда-то ушла, остались в квартире только мы с Серёгой да два парня из Германии в соседней комнате. Я вышел было в ванную помыть руки, как вдруг замечаю, что что-то не то: по трубе с потолка течёт тонкая струйка воды. Заподозрив неладное, показываю Серёге, и мы вместе понимаем, что у нас проблемы. Звонком в заповедник мы сообщили о проблеме и успокоились.

Через некоторое время выходим в коридор и видим, что вода течёт уже не только по трубе в ванной, но и откуда-то сверху из-за дверного косяка межкомнатной двери. Потом она потекла ещё из одной щели. Вышли немцы, смотрят на происходящее, смеются. Мы тоже посмеялись: «убегали-убегали в цивилизацию от мокроты, и всё равно получили свою порцию дождя». Чтобы не расслаблялись, так сказать. Вскоре вода текла уже отовсюду, откуда только можно было: между дверных косяков, по углам, на стыках стен. Мы только и успевали подкладывать кастрюли, тарелки и всё, что попадало под руку.

Прибежали люди из заповедника, и в это же время вернулась женщина-руководитель группы иностранцев. Все были в шоке. Когда они появились в квартире, эстафета устранения проблемы потопа была успешно передана им, так что теперь мы могли спокойно продолжить сбор вещей. Нам повезло, что в нашей комнате ничего не протекало нигде. Иногда нас привлекали к помощи в передвижении мебели и выливанию воды из наполнившихся тазиков. Теперь я вижу, каковы могут быть последствия серьёзного потопа дома. Не хотелось бы, чтобы подобное случилось в моей квартире.

Осталось рассказать о последнем приключении, как мы чуть было не опоздали на обратный самолёт. Судьба решила посмеяться над нами, мол, «успели-то вы успели в Тикси, а попробуйте теперь добраться до аэропорта». А суть вот в чём. В центральной части Тикси-1 единственная автобусная остановка, и там рядом много магазинов, и почти в каждом из них висит расписание. В расписании написано «в 14:30 от церкви». Само собой, церковь рядом с остановкой. Только вот в назначенное время автобуса не оказалось, а время было выбрано почти впритык к началу регистрации.

Автобуса всё нет и нет, мы звоним в такси, номер которого был нарисован по трафарету прямо на стене остановки. Оказалось, что номер уже устарел и никакого такси по нему вызвать нельзя. После этого Серёга пошёл за помощью опять в контору заповедника в надежде на то, что там мы найдём машину, однако совсем недавно машина оттуда уже уехала, как раз с теми работниками станции Самойловская. Я в это время пытался ловить попутки, но они все не ехали в сторону аэропорта. И мы решили пойти на рискованный шаг: ловить попутку в другом месте. С двумя рюкзаками и тяжёлой байдаркой, мы двинулись в путь по бетонке вниз, в сторону выезда из Тикси.

Откуда ни возьмись, сзади из-за поворота выехал чёрный джип с тонировкой, Серёга вовремя среагировал и тормознул его. Водитель оказался корешем Алексея Маркевича, который нас приютил на Тит-Арах, поэтому мы без проблем добрались до аэропорта, с комфортом и бесплатно. Вот так и закончилось наше путешествие на Лену, которое мы ещё много лет спустя будем вспоминать. И кто знает, повторится ли ещё когда-нибудь в нашей жизни что-нибудь подобное ещё, или нет. Но это путешествие мы не забудем уже никогда.

<< Предыдущая часть
[Содержание]

Содержание:

1. От идеи к воплощению
2. Табагинский утёс
3. 71 градус северной широты
4. "Контора" и гостиница
5. Достигнуть Кёнгдея
6. Прибытие
7. Выход в "море"
8. Контрастная скала
9. Самый длинный переход
10. Полуднёвка
11. Обрыв над Хатыстахом
12. Вечный лёд
13. Избушка
14. Тит-Ары

15. Обратная дорога



Tags: Ленская труба 2016, Путешествия, Якутия

Posts from This Journal “Ленская труба 2016” Tag

  • Ленская труба - 2016. Тит-Ары

    Шёл уже двенадцатый день экспедиции и восьмой день водного маршрута, последний для сплава, после которого последующие дни будут уже чисто…

  • Ленская труба - 2016. Избушка

    Утром следующего дня мы получили подарок от самой природы: всего на короткое мгновенье выглянуло солнце, осветив большую часть гребёнок,…

  • Ленская труба - 2016. Вечный лёд

    Уже столь знакомый звук «электронной стрекозы» будильника послышался для меня непривычно рано. Еле продирая глаза, я увидел жёлтые от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments